Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:27 

В моей жизни попрошу никого не винить

Hellica
Мечтать бесполезно, стремиться похвально
Что-то тихо стало, господа, непорядок. Настолько тихо, что даже я очнулась.

Как обычно, т.е. когда уже никто не ждал, является Хеллика из голодно-блокадных питерских коммуналок глубин своего сумрачного, хоть и не немецкого гения, и вываливает порцию текста. И пусть большинство уже читали это на фикбуке, за исключением последнего куска, не вывесить в сообщество я всё же не могу.
Сегодня в номере - экшн, галлюцинации, альтернативная анатомия и, разумеется, пошлые намёки. Вы ждёте, когда же оно всё закончится? Времена настают!

А long time ago...

Название: Смысл служения;
Жанр: ну мы помним, да;
Персонажи: Арантир, Орнелла, Куджин и прочие мимокрокодилы;
Рейтинг: R;
Дисклеймер: Персонажи суть собственность Ubisoft;
Предупреждение: Вы не поверите, но трава-то всё крепчает. Хотя ничего ж в натуре нету. Хотя нет - есть ругательства, но цензурные.

На подоконнике его кабинета сидела женщина, и тёмные волосы её блестели в лунном свете. Её тело, смуглое, холодное, не было заковано сейчас в панцирь доспехов – только мягкая серая роба скрывала её наготу. Одна из моих, с удивлением отметил он. Пальцы женщины, огрубевшие и короткие, небрежно держали карту, сминая тонкий пергамент. Почувствовав, что на неё смотрят, женщина подняла голову, вернув взгляд. Глаза у неё были необычные – раскосые, с янтарно-жёлтыми радужками, они источали изумрудного цвета сияние, бросая отблески на впалые щёки. Он моргнул.
- Рад, что ты пришла, Орнелла.
- Не сомневаюсь, наставник, - тихо ответила графиня.
Ещё раз быстро посмотрев на карту, девушка встала с подоконника, положив ветхий пергамент обратно на письменный стол. Обернувшись к некроманту, она приблизилась на пару шагов, громко бряцая доспехами. Верховный лорд опустил взгляд на паука на её наплечнике, но подопечная сделала третий шаг, и ему всё-таки пришлось посмотреть ей в глаза.
- Как твои успехи в отстройке укреплений? – спросил Арантир, когда молчание стало слишком напряжённым.
- Мои? – эхом откликнулась девушка. Верховный лорд кивнул, разглядывая собственное отражение в её тёмно-карих глазах. – Всё уже закончено, наставник.
Пожалуй, оборачивать подобный двусмысленный ответ в шутку было уже бесполезно. Арантир едва слышно вздохнул, сцепив за спиной руки.
Ты ранил её.

- Что тревожит тебя, дитя?
Это было необходимо.
- Ничего, - улыбнулась Орнелла, и он вновь увидел в её глазах изумрудное пламя. – Я лишь не вижу смысла.
- В чём? – некромант позволил себе удивлённо приподнять бровь.
- Во всём этом, - графиня обвела широким жестом комнату, и лунный свет заиграл на пластинках её латной перчатки. – Мы идём вперёд и вперёд, не оглядываясь. Наша война разрушает то, что осталось от Империи Грифона, вы разве не видите? Скелеты, что встают под ваши знамёна, ведь вовсе не фанатики Красной Королевы, а жертвы этих фанатиков, и убивают их из-за нас. Зачем?
- Нам необходимо изгнать демонов, Орнелла. Не сумеем мы – не сумеет никто, - он вновь моргает, смыкая на мгновение веки. Этого достаточно, чтобы замерло время.
- Но ведь бытие неделимо, - с улыбкой на губах возражает женщина, и резко встряхивает кистью руки, отчего ткань её робы мягко шуршит. Он выдерживает её янтарно-ядовитый взгляд.
- Бытием является лишь то, что сотворила Асха, - возражает Арантир, и голос его не дрожит.
- Раз так, то почему же вы ещё не отправили их обратно в Шио, наставник? – в голосе же Орнеллы наконец-то становится слышна обида. – Почему я осаждаю замки и поднимаю армии мертвецов?
- Тебе необходимо всему этому научиться, дитя, - некромант пожимает плечами, точно пытаясь доказать, что ответ очевиден.
- А разве вы это умеете, чтобы сейчас училась я? – девушка склоняет голову к плечу, недоверчиво глядя на собеседника.
- Нет, - признаётся Верховный лорд. – Именно поэтому это должна уметь ты. Я лишь воля, а ты – сила. Я – бесплотный разум, а ты – стальной меч.
- Вы – власть, а я только исполнительница, - в тон ему подхватывает Орнелла.
Кажется, ты её не убедил.

- Боюсь, ты не совсем поняла меня сейчас, дитя.
- Разве? – графиня делает ещё шаг и кладёт ладони ему на плечи, вынуждая некроманта наклониться. – Сила не думает, мечу не положено задавать вопросы, ведь сталь не умеет разговаривать. Ваши метафоры как всегда предельно точны, наставник.
- Чем я обидел тебя, Орнелла? – всё же задаёт заветный вопрос Арантир, положив длинные тонкие пальцы на её запястья.
А ты не догадываешься?

Это было необходимо.
- Вы помните наш разговор в лесу, наставник? – женщина и не думает отводить взгляд или дожидаться ответа. – Что это значило?
- Ты и сама это уже поняла, - тепло улыбается в ответ Арантир, и бежит по его позвоночнику холод теми же зелёными искрами, что танцуют в её янтарных очах. – Я вижу это по твоему взгляду.
- Тогда что значило то, что вы сделали потом? – в карих глазах Орнеллы плещется обида.
- Шаманка знала кое-что очень важное, но не хотела говорить просто так, - некромант изо всех сил старается, чтобы в его голосе прозвучало больше раскаяния, нежели он на самом деле испытывает. – Всё имеет свою цену.
- С каких это пор Верховные лорды Эриша платят подобной монетой? – хмыкает в ответ графиня, но на лице её заметна тщательно скрываемая радость.
- С тех самых, как к ней выказали интерес, - усмехается собеседнице Арантир. – Ставки в нашей игре достаточно высоки, дитя, чтобы расплачиваться любым способом. Лучше я, нежели ты.
Его последняя фраза попадает в цель – собеседница смущается и опускает взгляд на пару секунд. Этого времени Верховному лорду хватает на то, чтобы перевести дух и сообразить, как направить тяжёлый разговор в нужное русло.
- Я не думала, что вы способны продать себя ради спасения Асхана, мой господин Арантир, - девушка всё же убирает руки с его плеч, складывая их на груди. Она явно в смятении, и не знает, как ей реагировать.
- В этом смысл моего служения Асхе, дитя, - теперь уже некромант кладёт ладони ей на меховой воротник, словно ненароком касаясь большими пальцами обнажённой кожи над горлом доспеха. – Она подарила мне волю и нежизнь, быть может, когда-нибудь вознаградит и ещё. И, что-то мне подсказывает, ты уже тоже на пороге того, чтобы понять, в чём твой смысл.
- Думаете? – неуверенно, точно ребёнок, спрашивает Орнелла, робко прикасаясь кончиками пальцев к его худой ладони. И, увидев, с какой искренней улыбкой кивает ей наставник, девушка не удерживается от радостного смеха.
- Знаю, - уверенно отвечает Арантир, прижимая подопечную к себе. Её плечи едва заметно дрожат, когда она прячет лицо у него на груди – то ли от смеха, то ли от слёз. – Не держи на меня зла, Орнелла. Я слишком привык быть один, и не всегда задумываюсь над тем, как выглядят со стороны мои поступки.
Девушка молчит, но некромант знает, что она его простила. Наконец, через несколько минут она высвобождается из его объятий, заглядывая ему в лицо: тёмно-каштановые локоны растрёпаны, полные яркие губы до сих пор растянуты в улыбке, и сияют от радости глаза цвета мокрого дерева.
Они долго ещё разговаривают потом вот так, стоя напротив друг друга. Верховный лорд расспрашивает обо всём: темпах отстройки нового некрополиса заместо оставленного в тылу Шагаракти, добровольцах, что прибывают еженедельно со всех уголков Эриша, докладах разведчиков. Графиня отвечает подробно, но не позволяет себе отвлечься на посторонние темы: она активно жестикулирует порой, и вместе они внимательно изучают карту, обсуждая кампанию. Лишь стоя на пороге кабинета Верховного лорда, собираясь уходить, девушка вспоминает о начале их разговора, оборачиваясь к наставнику.
- Ставки в нашей игре достаточно высоки, чтобы расплачиваться любым способом, - повторяет графиня его слова. – Мой господин Арантир, а готовы ли вы расплатиться мной?
- Тобой я не расплачусь, - уверенно отвечает ей Верховный лорд, и девушка улыбается, слыша это.
Склонив голову, прощаясь, Орнелла выходит за дверь. Арантир смотрит ей вслед, и на лице некроманта, бледном и холодном, нет ни тени веселья, только криво усмехается полумесяц в окне за его спиной.

* * *

Тонкие иголочки дождя с тихим звоном вонзались в гладь озерца. Сидевшая на берегу Орнелла смотрела на своё отражение, исколотое каплями. Дождевая влага слезами стекала по её блестящим доспехам, и мех на плечах уже давно потемнел и слипся, но графиня не обращала на это внимания, продолжая разглядывать собственное лицо. Кажется, я исхудала за последние месяцы. Орнелла усмехнулась, и губы отражения скривились тоже. Отросшие волосы, насквозь промокшие, прилипли к щекам, и по цвету сейчас не отличались от тёмно-карих глаз. Девушка склонила голову к плечу, задумавшись, не стоит ли обрезать вновь начинавшую завиваться шевелюру.
- Моя госпожа, - как и обычно, акхарус появился за спиной совершенно беззвучно. Опираясь на меч, вампир опустился, аккуратно, стараясь не запачкать одежду, и склонил голову. – Как вы и предвидели, фанатики Изабель вышли на наш след. Я проследил за ними – они вот-вот доберутся сюда.
- Хорошо, - Орнелла коротко кивнула, продолжая смотреть в озеро. Подняв руку, она подцепила один из локонов, пропустила его между сомкнутыми пальцами, отжимая воду. Акхарус уже вознамерился было подняться, когда графиня остановила его. – Я хотела кое-что с тобой обсудить, Рё. Один очень важный вопрос.
- Я внимательно слушаю вас, госпожа, - подобострастно склонил голову вампир, и отяжелевший от влаги хвост змеёй скользнул через его плечо.
- Лишь соберусь с мыслями, - ответила ему девушка, прислушиваясь к тому, как зашуршала трава за спиной. Акхарус пожевал губу, внимательно глядя на хозяйку.
- Я задумываюсь порой… - неторопливо начала Орнелла, взявшись за рукоять меча. Графиня улыбнулась, показав зубы, и упала на спину, вытаскивая оружие из ножен, тогда как вампир, успевший подняться на ноги, уже растворился в вихре синего тумана, чтобы соткаться за спиной одного из явившихся ревнителей веры. Его голодный хрип разнёсся по поляне, заглушив шелест дождя.
…над тем, что же творится вокруг.
Перекатившись на бок, девушка встала на колено, прижав меч к груди. Прикоснуться губами к пока ещё сухой стали, прошептать несколько знакомых строк – и вот уже колдовское пламя рвётся вниз по венам, прожигая тело экстатической болью, и сплетается из воздуха прозрачный кокон Убежища. Орнелла улыбается шире, и улыбка эта начинает походить на оскал хищного зверя.
…над тем, что творится в моей собственной душе.
Девушка отталкивается сильными ногами, и в два шага преодолевает расстояние до ближайшего противника. Тот – всего лишь человек, и его доспехи скорее смешат Орнеллу, чем являют препятствие. Ревнитель веры не успевает даже закрыться щитом, когда пропитанное магией лезвие легко перерубает его шею, и падает на землю, заливая траву тёмной кровью. Орнелла наклоняется вперёд, прогибается в спине, точно ракшас, и издаёт жуткий крик, от которого оставшихся в живых противников начинает мелко трясти.
…над тварью, которая является мне во снах и наяву.
На поляну высыпают ещё шестеро акхарусов, образуя кольцо вокруг горе-нападающих, и их крики звучат эхом вопля графини. Фанатики Красной королевы, обескураженные и почти напуганные, быстро оглядываются, стараясь оценить ситуацию, но сдаваться явно не намерены. Уже через пару секунд они, пятясь, сбиваются в кучу, пряча спины, и закрываются щитами, уходя в оборону. Вампиров это лишь раззадоривает.
…над тем, что во всём этом есть что-то глубоко неправильное.
Орнелла вновь прижимает клинок к губам, и на кончике языка остаётся солоно-ядовитый вкус порченой крови. Она читает заклинание – сложное, сильное – и последние слова её переходят в стон, когда неосязаемый мрак выплёскивается вместе с голосом из её горла, и свивается в небе тёмная сфера. Акхарусы кидаются на своих жертв, и в первые же мгновения двое из мертвецов развеиваются пеплом, сражённые мечами ревнителей. Сгусток мрака над полем боем начинает сиять.
Я не знаю, чем всё это закончится.
Вспышка ослепляет девушку, и волны темноты подхватывают её холодное тело. Вампиры шипят в бессильной ярости, когда противники, все до единого, падают замертво, сражённые мощью Нечестивого слова, и в исступлении бросаются на тёплые тела в надежде успеть ещё заполучить живой крови. Орнелле всё равно.
Подавили свой тщетный порыв акхарусы весьма скоро, ускользая с поляны в поисках живой добычи. Графиня же продолжала стоять неподвижно, сжав в ладонях рукоять меча и запрокинув голову. Капли дождя стучали ей по лицу, смывая кровь с губ.
- Госпожа, - Рё в который раз почтительно склонил голову, - простите, что я не дослушал вас. Чем вы желали поделиться со мной?
Девушка открыла глаза, услышав голос вампира, и потянулась, стряхнув кровь и воду с меча.
- Да… - Орнелла рассмеялась, громко, довольно, перевела взгляд на собеседника. – Как ты считаешь, не пора ли мне вновь обрезать волосы?
Не дожидаясь ответа, графиня развернулась и направилась к озеру. Расправив спину, уткнув свободный кулак в бедро, она посмотрела вновь на собственное отражение в воде, покачивая мечом.
- Клянусь Асхой, этот кретин Бертран где-то неподалёку, но слишком самонадеян, раз решил, что кучка каких-то фанатиков способна меня одолеть, - Орнелла повернула голову, краем глаза посмотрела на акхаруса. – Или же опять пьёт. Пожалуй, нам стоит повидаться лично, - графиня оскалилась, - у стен его убогой крепости. Собирай вампиров, Рё, не будем терять времени.
Прельстившийся возможностью утолить вечный голод, акхарус поспешно удалился. Орнелла проводила его взглядом, не заметив, как за её спиной промелькнули в низких кустах чьи-то блестящие раскосые глаза.

* * *

Человек отчаянно не хотел умирать. По-волчьи оскалившись, он вцепился в рукоять меча, не замечая, как побелели от напряжения пальцы. Густые каштановые брови человека сошлись углом над переносицей, а длинные усы, слипшиеся от пива, смешно подёргивались от тяжёлых выдохов.
– Устал? – с притворным сочувствием поинтересовалась Орнелла, делая шаг вперёд. Острие её клинка смотрело точно между ключиц соперника.
– Пошла ты к Ургашу, сука, – огрызнулся человек. От него ощутимо тянуло потом и табаком, а ещё, едва осязаемо – страхом.
– Вежливость, я так посмотрю, ты тоже пропил, - не осталась в долгу графиня, - впрочем, я и не удивлена.
На этот раз сходить девушке предложили по гораздо более интересному адресу, нежели в прошлый раз. Впрочем, её это не смутило. Выдвинув правую ногу вперёд, графиня резко опустилась, вытягиваясь в выпаде – плечи прямые, пальцы крепко сжимают рукоять меча, свободная рука немного откинута, но всё ещё на одной линии с телом. Бертран, ощерившись, шагнул назад, и в ответ рубанул так, что едва не выбил оружие из пальцев Орнеллы – а не успей девушка отпрыгнуть, то и вовсе лишилась бы кисти.
А я-то недооценила его, пожалуй.
За то мгновение, в которое в голове графини промелькнула эта мысль, рыцарь перешёл в наступление, и думать о подобном стало некогда. Даже нетрезвый, Бертран оказался серьёзным противником – широкоплечий, крепкий, он рубил с такой силой, что воздух, рассекаемый лезвием меча, вздохами ветра овевал лицо Орнеллы. Рыцарь явно рассчитывал на свою физическую мощь и превосходящий опыт – и девушка очень скоро поняла, что не зря. Зажми Бертран её сейчас в угол – по счастью, до стен крепости было несколько сотен метров – и ему хватит двух-трёх ударов, чтобы выбить оружие из рук графини, а потом попросту прорубить череп. А ведь Орнелла была куда крепче большинства «принцесс в доспехах» Империи Грифона – даже Фрида Единорог когда-то проиграла ей в тренировочном бою.
Продолжая пятиться, уворачиваясь, не парируя, от мощных ударов, девушка споткнулась о рогатый шлем – его хозяин, ныне мёртвый, валялся в паре метров слева, изъеденный смертоносным облаком какого-то лича – и, не удержавшись, рухнула на спину, загромыхав доспехами. Противник, взрычав, будто голодный демон, в мгновение ока перехватил меч двумя руками и, пользуясь тем, что ошеломлённая падением девушка не сможет его достать, от всей души замахнулся клинком, будто топором. Орнелла чудом успела избежать смертельного удара, сгруппировавшись, а затем, опершись на свободную руку, рывком встав на ноги. Заместо глаза изгрызанное гравировкой клятвы Святой Изабель лезвие вошло в плоть чуть выше левого локтя, разминувшись с наплечником. Девушка не удержала стон боли.
- Скулить так под своим паукорожим уродом будешь, - рявкнул Бертран, брызгая слюной, - когда я тебе пузо проткну и ему отправлю. Пусть дважды дохлую трахает.
- А у тебя ещё и с женщинами проблемы, я так вижу, - огрызнулась графиня, сделав ещё пару шагов назад. Упоминание Верховного лорда в подобном ключе её задело, хотя девушка и не подала виду.
Противник в ответ плюнул ей в лицо, но промахнулся. Закусив губу, чтобы не всхлипывать, Орнелла тряхнула головой, отбрасывая со лба волосы и лихорадочно соображая. Ситуация складывалась явно не в её пользу.
Точно бродячий пёс, почуявший слабину, рыцарь усилил натиск, злорадно ухмыляясь. Судя по тому, каким торжеством горели его тёмные глаза, Бертран уже явно уверился в своей победе, хотя блестящая взмокшая лысина и отвратительно сильный запах пота подсказывали, что вояка уже изрядно подустал. Впрочем, растрёпанная Орнелла в покрытых пылью доспехах и с безвольно повисшей окровавленной рукой выглядела ещё хуже.
Решение пришло в голову неожиданно – наверное, именно поэтому оно и было таким глупым. Отбросив в сторону размышления о нецелесообразности, графиня рванула вперёд, пригнувшись и выставив перед собой меч. Противник повёлся – размахнувшись, ударил по клинку с такой силой, что кристалл в лезвии тонко звякнул, а пальцы прошило болью. Девушка едва устояла на ногах, но всё же сумела сохранить равновесие, пинком отправив злосчастный шлем в голову рыцаря. Бертран чертыхнулся, зажмурившись на мгновение, и инстинктивно потянулся к лицу, будто пытаясь отогнать жирную муху. Воспользовавшись этим, Орнелла отбежала на несколько метров, успев оглядеться, и подняла меч, сотворяя вокруг себя непроницаемый кокон. Если уж её чары Убежища сумели спасти их с Арантиром от огненного шара, заточенной железке их и вовсе не пробить.
- Я ещё с тобой не закончил, сука ты дохлая! – рыцарь заревел, как раненый бык, и побежал на графиню, занося меч. Но Орнелла не слышала этого.
В глазах её бушевало изумрудное пламя.
Тело Бертрана отскочило от мерцающей плёнки заклятия, точно стрела от стены. Рыцарь выругался было вновь, но слова застряли у него в горле.
Графиня подняла искалеченную руку. Бертран попятился в ужасе, разинув рот.
Последним, что он увидел в своей жизни, была фигура закованной в доспехи женщины, воздевшей ладонь к небу. За её спиной веером раскинулись костяные лапы. Женщина сжала кулак, и между её пальцев хлынуло Небытие, полившееся серыми волнами на крепость и землю.
Выгравированные буквы на клинке заалели и потекли, точно растаявшее масло, когда меч выпал из дрожащей в агонии ладони.

Через минуту Орнелла моргнула, поморщившись. Согнув локоть – боль в очередной раз продрала рассечённую мышцу – девушка задумчиво посмотрела на свои пальцы, перевела взгляд на распластавшееся на спине тело. Лицо рыцаря жутковато перекосилось, а глаза, казалось, вот-вот вылезут из орбит. Не думала, что чары Молнии могут произвести такой эффект.
- Мы всюду искали вас, госпожа, - едва успев соткаться в сиреневом вихре, Рё рухнул на колено, согнувшись в поклоне до самой земли. Вслед за ним с едва слышным шорохом начали появляться и прочие вампиры – и все, как один, не смели подняться.
- Удивительно, что нашли только сейчас, - буркнула девушка, осматривая рану. Лёгким взмахом здоровой руки она велела акхарусам встать.
- Мы увидели ваш знак, госпожа, - с почтением отозвался Рё. – Услышали ваш голос, и потянулись к нему.
Что это с ним?..
- Оставь, - не пожелала слушать напыщенные речи подчинённого графиня. Её куда больше интересовало сейчас другое. – Что с гарнизоном?
- Мертвы, повелительница, - подал голос один из вампиров, опередив собеседника Орнеллы, - все до единого.
- Хорошо, - удовлетворённо кивнула девушка. – Значит, город теперь наш. Отправьте гонца к Верховному лорду с этой новостью. Хар, Мейзан, - графиня оглянулась, - позаботьтесь о том, чтобы из Нергал-Шама прибыл наместник. Остальным – собрать тела, и поживее. Думаю, вы уже успели их обескровить.
Дождавшись, пока акхарусы исчезнут, Орнелла внимательно посмотрела на Рё.
- Ваша рука… - заговорил вампир, бросив выразительный взгляд на залитый кровью локоть графини.
- Подождёт, - отрезала графиня. – Что с Кхоре?
Глядя на то, как собеседник замешкался, подбирая слова, девушка нервно закусила губу. Я так и знала.
Не желая терять ни секунды после стычки у озера, Орнелла с отрядом акхарусов выдвинулась сразу же. Расчёт графини был прост – застать Бертрана, наверняка уверенного в лёгкой победе, врасплох, добравшись до Стужвиля раньше восхода солнца. Способные мгновенно перемещаться вампиры легко поспевали за скакуном девушки, привычным к подобным марш-броскам. Учитывая расстояние, гнать лошадь Орнелле приходилось во весь дух - даже недолгая передышка могла сыграть против них.
За пару часов до рассвета они и натолкнулись на то самое место. Графиня почувствовала, как мышцы спины мелко-мелко задрожали, когда дорога в очередной раз начала сворачивать, огибая лес. Акхарусы, тоже почуяв что-то неладное, насторожились, прищуриваясь и внимательно оглядываясь.
- Что-то не так, - девушка натянула поводья, заставляя коня остановиться. Вампиры собрались вокруг неё, запрокинув головы. Их узкие бледные лица были похожи на луны на фоне широких чёрных плащей. – Кхоре, - Орнелла кивнула одному из новообращённых акхарусов, - проверь, что там. Просто проверь, - подчеркнула графиня, заметив энтузиазм на его лице, - мне нужны сведения, а не твоё окончательно мёртвое тело. Когда узнаешь что-нибудь, направляйся в Стужвиль.
- Как прикажете, владычица, - поклонившись, вампир скрылся между деревьев.
Подождав с минуту, прислушиваясь, Орнелла толкнула пятками бока скакуна, и акхарусы вихрями сиреневого тумана последовали за ней.
Когда графиня с войском достигли ворот города, Кхоре ещё не вернулся. Не дожидаясь, пока солнце окончательно взойдёт, девушка повела успевших оголодать вампиров в атаку. Отдав им на растерзание гарнизон, Орнелла направилась на поиски Бертрана, велев Рё сообщить о возвращении разведчика.
И, судя по его лицу, новости были неутешительными.
- Его до сих пор нет, госпожа, - подтвердил опасения графини собеседник. – Прикажете отправить ещё кого-либо?
- Нет, - ответила Орнелла. Вложив меч в ножны, она смерила взглядом высившуюся за спиной внутреннюю крепость города, а затем обернулась к вампиру. – Здесь нужен кто-то более могущественный, так что я проверю лично.
Далеко на юго-востоке, в горном ущелье, женщина с демоновой кровью в жилах рассмеялась над словами графини.

@темы: HoMM 5, Арантир, Орнелла, гет, от R до NC-17, фанфик

Комментарии
2014-09-14 в 17:02 

Djulian-of-Amberus
Это смерть, но она будет прекрасна! (с)
Арантир медленно, но верно приближается к каноническому образу. Наконец-то, наконец-то он перестаёт быть к Орнелле настолько холодным, насколько был таким раньше. Наконец-то в нём хоть что-то человеческое появляется, то, что свойственно его каноническому образу. При этой девушке он действительно стал мягче - то, что наблюдалось на протяжении третьей-четвёртой миссий Племён Востока. Мягче, конечно, только к ней, и с религиозными убеждениями всё пока чуть более, чем печально - но от этого никуда, увы, не деться, таков он по своей сути и, признаюсь честно, я к нему уже привык именно в такой ипостаси. Ибо глядя на то, что творят с ним в последнее время - нет уж, увольте, таких некромантов нам не надо. Ну да ладно, это всё моё ворчание. Перейдём к делу.

Отношения Арантир-Орнелла на высоте, равно как и боёвка. С собакой женского рода определённо перебор, ИМХО - блин, ну серьёзно, у нас наверняка есть больше ругательств на такую тематику. Хроническое употребление одного и того же, конечно, придаёт речи персонажа определённый колорит, но, всё же, разнообразие должно присутствовать. Это сугубо моё мнение.

В общем и целом, спасибо за главу и за свежее дыхание сообществу %) *Задумался, а не пора ли самому что-то написать*

2015-02-22 в 23:35 

Forced In
я у мамы Арториас
Однако надо перепройти кампанию Арантира, аж захотелось)
Нравится, все нравится, как боевка, так и их отношения за словесную перепалку отдельное спасибо, хочется переигрывать, читать о них, смотреть на них, а это верный признак того что "упороли")

- Тобой я не расплачусь, - уверенно отвечает ей Верховный лорд, и девушка улыбается, слыша это. - но кхм... расплатится же? Хотя, что-то мне подсказывает, что этот печальный момент будет немного изменен и логично обоснован потому что "нигде нет некромантов - давайте убьем главную верную помощницу" - как-то не вяжется ни с Арантиром в общем, ни с тем, что он говорил Орнелле даже по канону в частности. Сценарист - косяяк

С собакой женского рода определённо перебор, ИМХО - блин, ну серьёзно, у нас наверняка есть больше ругательств на такую тематику - ответная ИМХА: почему же перебор, по мне так Бертран вполне мог выразиться именно так, к тому же как правило в фентэзи допустимо употребление "околоматерных" ругательств в исполнении подобных личностей.

   

Asha uses all

главная