Синекрылка
"Не знает счастья только тот, кто его зова понять не смог"(с)
То вообще никак, то сразу две главы... Можно и привыкнуть... С размышлизмами я так и не смогла покончить. Они отчаянно борются за существование. На этот раз глава о совершенно левых персах. Ну захотелось мне :3

Фэндом: Heroes of Might and Magic
Основные персонажи: Шаира, Линар (ОЖП и ОМП)

Пэйринг: Линар/Шаира
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Романтика, Ангст, Флафф, Драма, Психология
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие, Мэри Сью (Марти Стью), ОМП, ОЖП
Шаира сидела у окна, глядя на пустые улицы Ашдара. Её мысли устремлялись в будущее, но здравый смысл подсказывал, что стоит заглушить свои дурные предчувствия. И поскольку думать ей было больше не о чем, она мысленно перенеслась в прошлое… Если бы кто увидел её сейчас, то вряд ли бы смог сказать, о чём именно она думает. Ученицы храма решили бы, что госпожа медитирует, иные, более опытные жрицы, предположили бы, что сестра продумывает в голове новый рецепт зелья. Но никому бы не пришло в голову, что сейчас её разрывали изнутри переживания. О Шаире говорили «холодна, как снег Гримхейма и бесчувственна, как снежная дева». Но даже у старой Шаиры были свои секреты. Она жила в Ашдаре уже очень давно, а потому к ней привыкли. Хотя дом её был далеко отсюда. Её никто не помнил молодой, а потому нельзя было сказать, кто её родители и есть ли у неё родственники. Родилась она в знатной семье клана Суровых Сердец. Жизнь её шла гладко, словно всё было спланировано заранее. Она выросла, прошла обучение в храме и академии и стала служительницей Малассы. Не было в её жизни ни особых приключений, ни больших путешествий. Она всегда была холодна и равнодушна к окружающим, считая любое проявление чувств слабостью и ненужной роскошью. Сохраняя дистанцию, жрица оставалась уважаемой личностью. К ней часто приходили за советом и помощью. И всё шло своим чередом, пока однажды Драконы не решили проверить убеждения юной эльфийки на прочность…

***

В окно ввалилась чья-то туша. Шаира сгруппировалась, готовая нанести удар в любую секунду. Она сохраняла при этом спокойствие, решив, что лучше для начала разглядеть пришельца. Отряхиваясь от разбитого стекла и пыли, юноша поднялся с колен. Он был ровесником Шаиры, это она могла сказать наверняка. Его взлохмаченные чёрные волосы и сияющие какой-то детской доверчивостью глаза ввели её в замешательство. Она в любой другой ситуации тут же в грубой форме потребовала бы объяснений или сразу огрела бы вторженца чем-нибудь тяжёлым. Но неуклюжий юноша улыбнулся ей. Не то чтобы мужчины никогда не улыбались, глядя на неё, тем более, учитывая тот факт, что Шаира была не просто весьма привлекательной, многие назвали бы её одной из самых красивых женщин в Игг-Шайле. Дело было в его открытости. Любой другой на его месте опустил бы взгляд в смущении и страхе, лопоча что-нибудь себе под нос. Этот же наглец во весь рот улыбался, при этом непредусмотрительно оставив свой пах без защиты. Шаира была в недоумении и не сразу собралась с мыслями:
- Кто ты такой, во имя Малассы?! И что ты делаешь здесь? Советую ответить быстро, если тебе дорога жизнь.
Тот вдруг будто бы опомнился и поклонился так, что почти коснулся своими локонами пола:
- Меня зовут Линар Адра Кардис. И, полагаю, я случайно приземлился сюда, когда свалился с крыши…
- Ты хоть понимаешь, куда ты свалился, кретин?! Это храм Малассы, алтарь. Сюда воспрещено заходить мужчинам и тем более непосвященным.
- О, тысяча извинений, прекрасная жрица. Я уже ухожу…
Он снова отсалютовал ей, подмигнул и, развернувшись на каблуках, направился было назад к окну.
- Ох… Похоже, высоковато тут для прыжка… Не будешь ли ты так любезна, милая леди, показать, где здесь выход?
Линар не успел договорить. Его тут же отшвырнуло к стенке магическим ударом, из стен вырвались щупальцеобразные корни и связали его по рукам и ногам. Улыбка исчезла с его лица, сменившись на откровенное удивление.
- Что, больше не весело, болтун? Я повторяю, ты ворвался в храм Малассы, священное место. Мало того, что ты разбил окно, сломал мой любимый стол и погубил колбы с зельями, которые я готовила целых три месяца. Тебе придётся придумать оправдание получше, если не хочешь, чтобы тебя кастрировали прямо здесь, на месте.
Юноша помолчал пару мгновений. Угроза явно засела у него в мозгу.
- Сжалься надо мной, прекрасная жрица, я оплачу все твои расходы, обещаю. Даже с лихвой! Просто сейчас за мной гонятся стражники, и мне нужно поскорее убраться отсюда. Уж они-то даже говорить со мной не станут, кастрируют даже без допроса…
- Ты ещё и преступник.
- Ну, они так считают…
В дверь настойчиво и яростно постучали.
- Друидовы портки! Они уже здесь! Спрячь меня, умоляю, жрица! Я отплачу тебе позднее, Малассой клянусь.
Шаира была вне себя от ярости. Ну и денёк выдался. Сперва в её дом влетает кубарем мужлан, погубивший двадцать пузырьков зелья маны, а теперь к ней заявилась стража. Она прошла по коридору, громко стуча каблуками, и отперла дверь. Перед ней в сиреневых плащах стояли солдаты. Судя по изображённым на их доспехах алым гидрам, они принадлежали к семье Корвуад. Шаира часто краем уха прислушивалась к сплетням младших жриц, из которых ей удалось узнать положение вещей в клане. Она знала, что это семейство издавна не ладит с семейством Адра Кардис.
- Приветствую, служительница Малассы. Нам стало известно, что в храме может скрываться беглый заключённый. Мы просим твоего содействия в его поимке.
Шаира подняла бровь. Мало того, что стражник не поклонился ей, как подобает, он ещё и не извинился за прерванную им молитву. Всем известно, что в это время жриц запрещено беспокоить.
- Преступник? Здесь, в храме? Думай, что говоришь. Сюда никто не входит без дозволения.
Стражник потоптался на месте в неуверенности.
- Я понимаю, но свидетели видели, как он… проник сюда через окно. Этот негодяй заслуживает смертной казни за свои преступления.
- Что же он такого натворил?
- Он опорочил честь дочери Арьияры Корвуад, главы семьи Корвуад. Леди Мариар Корвуад требует справедливости.
- Разве подобные преступления не караются простой кастрацией? Что же такого он сделал с девушкой?
- Мы… не знаем всего. Госпожа потребовала просто доставить его для суда в её резиденцию.
- Неужели? Если вы не знаете, каковы его истинные прегрешения, как вы можете требовать смертной казни? – хмыкнула Шаира.
Повисла пауза. Стражники опустили головы, прячась от пронзающего и леденящего душу взгляда разъярённой эльфийки.
- Возвращайтесь к своей госпоже и передайте ей, что Маласса ею недовольна. Если вы ещё раз появитесь у меня на пороге во время службы, я убью вас без разбирательств.
Глаза у мужчин расширились от ужаса, они развернулись и поспешно удалились.
Шаира от души захлопнула за ними дверь и вернулась в зал. К её удивлению, Линар за это время даже не попытался освободиться. Он был либо слишком глуп, чтобы догадаться до этого… либо слишком умён, чтобы не пробовать…
- Они ушли! Хвала Малассе и её чудесной послушнице, что послана была меня спасти! Я твой должник, сестрёнка. А теперь отпусти меня, чтобы я мог отблагодарить тебя, как подобает.
Шаира обвела его взглядом.
- Ты куда лучше, когда молчишь, шут. Скажи мне, пока я окончательно не вышла из себя, почему они приходили за тобой?
- Кто? Прихвостни алой гидры? Это же элементарно, сестрёнка. Наши семьи друг друга ненавидят. Они пытались меня убить. А повод всегда найдётся.
- Почему же ты сразу не сказал, что тебя ищет враждебное семейство? Ложь не способствует доверию.
- Ну… Я подумал, что если скажу так, то ты ответишь «разбирайся сам со своими проблемами, разборки знати меня не касаются» или что-то в этом роде.
- А так я решила было, что ты беглый преступник и хотела тебя сдать.
- М-да. Неловко получилось. Но, я надеюсь, это ещё не повод меня кастрировать. Если это поможет, то я правда сожалею, что соврал.
Шаира щёлкнула пальцами, после чего магические корни отпустили эльфа. Тот снова отряхнулся и выпрямился. Жрица готова была поклясться, что смотрит он теперь не ей в глаза, а скорее в область декольте.
- Ты слишком неосторожен для того, кого только что спасли от кастрации.
Он тут же поднял голову и смущённо улыбнулся вновь.
- Прости, но тут не я виноват. Если бы я правил кланом, я объявил бы такую красоту преступлением!
- Полагаю, именно этой шаблонной фразой ты соблазнял Мариар Корвуад.
Он непонятливо захлопал глазами.
- А, ты про это… Да ничего я её не соблазнял. Мы с ней виделись-то пару раз.
- Тогда почему же она выдвинула против тебя обвинения?
- Видишь ли, она «оказала мне честь, выбрав меня своим спутником», - изобразил Линар манеру речи Мариар.
- И ты отказал ей.
- Верно. С тех самых пор её шпионы глаз с меня не спускают. Но я, единорог меня лягни, ни за что не женюсь на ней. Я не собираюсь потакать её желаниям только потому, что она женщина знатного рода. К тому же, я тоже не уличный пьяница, мой отец тоже был при дворе и вёл торговлю с другими кланами.
- Судя по тому, что я слышала, с его смертью, все связи оборвались, а твоя семья оказалась без монеты в кармане.
Линар вздрогнул, словно ужаленный.
- Да… Я немного не рассчитал свои расходы. Но я был молод и неопытен.
- А за три года ты, стало быть повзрослел… Скажи прямо, спустил всё на женщин из таверны и выпивку.
- Дай же мне закончить. Я отдал деньги друзьям, которые в них очень нуждались. Так что пока мне не вернут долги, у меня и семьи-то нет…
- Тебе не приходило в голову, что они не собираются отдавать тебе долг? Тебя надули, глупец. Ты хотя бы взял у них расписку?
- Ну, они же мои друзья… были ими, по крайней мере.
- Маласса всезнающая, ты либо издеваешься, либо ты действительно такой легковерный.
Юноша вздохнул и пожал плечами.
- Матушка тоже мне всегда так говорила. Знаешь, милашка, вы чем-то похожи.
- Во-первых, не называй меня больше «милашкой», а во-вторых, как ты собрался оплатить разбитое окно и истраченные зелья, если ты нищий?
- Я работаю на гильдию. Обворовываю богачей. Десять процентов мои. Я всё возмещу, обещаю.
Шаира ударила себя рукой по лбу. Как этот самодурок вообще выжил в Игг-Шайле, где на каждом шагу обман, интриги и убийства… Жрица не знала, что ей теперь делать. Она бы потребовала для него наказания, но это было бы сродни избиению младенца.
- Ладно. Вот как мы поступим. Ты должен мне, и я сильно сомневаюсь, что ты в следующие десять лет со мной расплатишься, так что в свободное время ты будешь работать в храме. Наш уборщик недавно скончался, а здание разваливается. Помоги восстановить храм, и я прощу тебе долг.
- Ты берёшь меня на работу? – удивился он.
- Неприятно это признавать, но да.
- Хвала Малассе! Я весь твой, жрица… в разумных пределах конечно.
Он протянул ей руку, которую та с неохотой пожала.

***

Кровь растеклась по полу пещер, капая вниз с обрыва. Шаира старалась сохранять спокойствие и силу духа, чтобы руки не дрожали, пока она колдует. Исцеление не действовало. Было слишком поздно. Она слышала тяжёлое, прерываемое хрипами, дыхание умирающего.
- Не смей засыпать, Линар, слышишь! Смотри на меня!
Его выражение лица было совершенно умиротворённым. Если бы не кровь, можно было бы подумать, что он просто отдыхает.
Шаира славилась на весь клан, как величайшая целительница. Её навыки магии, знание трав и связь с Малассой были почти легендарными, сотни учениц стекались со всего Игг-Шайла, чтобы поучиться у неё ремеслу. За свою не такую уж долгую жизнь, она не дала умереть ни одному больному или раненому. И теперь, после всех её тренировок, со всеми её знаниями, она бессильна против простого яда. Если бы она успела тогда приготовить зелье, если бы Линар не разбил очередной пузырёк, всё могло бы закончиться иначе.
- Жаль, что я не успел стать вождём клана… - сказал он, пока Шаира тщетно пыталась остановить кровотечение, - Я бы всё тут поменял. Никому бы не пришлось идти на эту дурацкую войну. И трущоб бы не было. Все жили бы вместе. Да…
- Во имя Малассы, помолчи, тебе нельзя разговаривать.
Он смотрел на неё, не отрываясь, любуясь её красотой. Он провёл рукой по её плечу, пытаясь нащупать её кожу онемевшими пальцами.
- Может, оно и к лучшему, а, детка? Может, клану нужен другой вождь. Не такой раздолбай, как я. Найдёшь такого? Обещай мне, что найдёшь.
Он поперхнулся кровью.
- И жениха себе найди получше, чтобы хотя бы кольцо мог себе позволить, не влезая в долги.
Кровь не останавливалась, Шаира чувствовала, как жизнь уходит из него. Ей не успеть…
- Дурак, - шепнула она сквозь слёзы и склонилась к его лицу, целуя его с осторожностью.
Этот поцелуй забрал из него последний вдох.
У жриц говорят, что каким бы хорошим и опытным ни был лекарь, у него на руках однажды хотя бы кто-нибудь умрёт. Это необходимо, ибо только теряя, целитель познаёт ошибки и не совершает их в будущем. Призрак остаётся рядом со жрицей всю её жизнь, напоминая о себе каждый раз, когда она кого-то спасает. И только благодаря этому призраку жрица борется за каждую жизнь до конца.

***

Шаира открыла глаза, отрываясь от воспоминаний. Внизу, за окном, было какое-то движение. У ворот Ашдара появился отряд, что покинул город несколько дней назад. Они везли кого-то в повозке. Недобрый знак, ибо в ней обычно везут раненого или покойника. Шаира ждала. Она была готова к этому. Накинув на себя платок, она спустилась по лестнице вниз и вышла во двор, дабы встретить вернувшегося вождя, в каком бы состоянии он сейчас ни был.

@темы: гет, от G до PG-13, Раилаг (Аграил), HoMM 5, фанфик