Юрий-терминатор
call Juri if you need him to cum. (с)
+ к предыдущему посту рейтинг по тройке.
джен и слэш

Название: Король Нигона
Автор: Юрий-терминатор
Бета: Кристал.
Размер: драббл, 739 слов
Пейринг/Персонажи: Тарнум, минотавр, фоном - другие жители темниц
Категория: джен
Жанр: драма, повседневность
Рейтинг: R
Краткое содержание: Почему нигонцы боятся своего короля?
Примечание/Предупреждения: Неаппетитные подробности, dark!Тарнум, намеки на кроссдрессинг.

Король любил ругать свой народ. И за это народ боялся своего короля.
Король никогда не кричал, не угрожал и не наказывал - в армии нигонцев наказанием была только смерть, а мертвому ничего не страшно. Но этот приторный тон, веселый взгляд и осторожные понукания иной раз заставляли даже самых мерзких тварей дрожать от страха.
Король был безумен. Нигон повидал много уродов на своем веку: тиранов, садистов и отпетых головорезов, потерявший всяческий человеческий облик. Нигоном однажды правил человек, познавший вкус плоти своих собратьев, и смазливая девчонка, скрывавшая магией ненависть ко всему живому и безобразную внешность.
Но такого отчаянного и коварного психа Нигон видел впервые.
- Посмотри, что ты наделал, - говорил король, крепко и больно удерживая морду минотавра. Тот упирался, пытался вертеть башкой, но двинуться не мог - безумный правитель Нигона обладал поистине варварской силой.
- Нет, куда ты отворачиваешься, - продолжал понукать он. - Я говорю, смотри на нее.
Гарпии смеялись. Эти стервы всегда смеялись: еще после первой демонстрации силы они догадались держаться от короля подальше. Но даже в этом случае нельзя было сказать точно, где лежала черта между «поближе» и «подальше».
И король говорил:
- Смотри. Что ты видишь?
Минотавр хрипел, рычал, но не ответить не смел. За спиной от смеха умирали гарпии.
- Эльфийку. Дохлую.
- Верно, - кивал король, гладил минотавра ласково по мохнатой башке. И обступившая их толпа зрителей делала пару шагов назад. На всякий случай. - Почему она дохлая?
- Кровью истекла.
Король улыбался понятливо и делал странный небрежный жест рукой. Крутившиеся неподалеку троглодиты начинали суетиться и просачивались через толпу.
- Пока несут твое наказание, мы побеседуем еще немного, - говорил король и хмурил брови. - И куда это ты отвернулся? Смотри на нее!
Он оборачивался, кивая какой-то медузе в толпе, и пальцем указывал на эльфийку.
- Подними подол.
Медуза шипела недовольно, сверкала сердитым взглядом на минотавра, но покорно исполняла приказ. Окровавленная юбка с тихим мерзким звуком ложилась эльфийке на лицо, открывая взору растерзанное вывернутое лоно.
Монстры Нигона с любопытством принюхивались к густому запаху крови, поплывшему в воздухе.
- Что ты натворил... - повторял король. - Она знала столько нужной нам информации. А ты убил ее... И за это...
Словно по сценарию приближался шлепающий ритмичный звук: троглодиты спешили обратно со срочным поручением от короля. Они несли на вытянутых лапах странную хламиду противного розового цвета и довольно клацали челюстями.
- За это ты целую неделю будешь носить платье! - воодушевленно заканчивал король и хлопал в ладони.
И так было всегда. Безумец, да и только.
Потом он смотрел на минотавра и недовольно поджимал губы, видя в глазах полубыка странный ужас.
- Ты разве не рад? - осуждающе говорил король и качал головой. - А ведь вместо того, чтобы дать тебе это платье, я мог бы скормить тебя драконам или подарить скорпикорам в их брачный период.
А потом подходил вполотную и заглядывал в глаза, расплываясь в пугающей улыбке.
- Ты разве не рад? Хочешь, отрублю тебе голову?
...и иногда бывало так, что соглашались на смерть. Король пожимал плечами и велел принести топор, начиная что-то напевать себе под нос. И голову рубил так, словно платье велел минтавру принести - быстро и небрежно.
...а иногда соглашались и на наказание. Правда, каждому доставалось свое - король никогда не повторялся. И был очень оригинален в безумных расправах.
Просто король уже долго жил среди нигонцев и знал кое-какие особенности их... мировоззрения.
Минотавру, проходившему неделю в женском платье, стоит только снять тряпку и перестать отличаться от остальных, как его задавят всем Нигоном и даже труп прятать не станут. И король ничего не скажет: за одиночные тихие убийства он не ругал. Сам такое практиковал, когда с заговорщиками боролся. Только при массовых бойнях король ярился, как под берсерком, и обещал всех виновных подвесить вниз головами с высокой скалы на день-другой.
И неизвестно, будут ли веревки целы к возвращению короля...
Смертник дрожал от страха, но, согласившись на наказание, исполнял приказ. Например, надевал грязную хламиду розового цвета и покорно ждал, пока ему затянут все пояса и шнурочки.
- Какой ты красивый... - улыбался король и уходил, предварительно приказав замершей толпе прибрать беспорядок.
Король потом несколько часов сидел в своей палатке, громко и бездарно напевая народные песни эльфов. Плакал, звал маму и спорил с воображаемыми собеседниками. И снова пел.
Никому в голову не приходило спросить, откуда он знал эти песни. Как и то, почему при всей этой неразберихе у него такие спокойные глаза без тени сумасшествия.
Всё же это был самый безумный и коварный король Нигона за всю историю Энрота - от него можно было ожидать самых непредсказуемых поступков.


Название: Water dance
Автор: Юрий-терминатор
Бета: Кристал.
Размер: мини, 1625 слов
Пейринг/Персонажи: Тарнум/Джелу, Тарнум/НЖП, Джелу/НЖП, эльфийская оргия массовкой
Категория: слэш, гет
Жанр: PWP, повседневность
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: Тарнум долгое время отождествлял эльфов со скукой, и был неправ.
Примечание/Предупреждения: оргия, "сандвич", подозрительные эльфийские ритуалы, обособленный тройничок

Тарнум никогда не ожидал увидеть столько безумства в обычаях эльфов. Хранители АвЛи всегда казались ему безмятежным народом, неспособным кидаться в такие крайности. Он долгое время отождествлял эльфов со скукой, и был неправ.
Он слышал это, видел это, чувствовал это. Резкий ритм барабанов, плеск воды и нестройный сомн голосов. В темноте в отсветах небольших костров мелькали тени. Безумный танец был хаотичным – никто ни с кем не репетировал заранее, но каждый из тех, кто рискнул выйти на мелководье, попадал в такт и сливался с другими в одну большую толпу.
Хотя казалось бы – праздник плодородия и эльфы. Что может быть неинтереснее?
…они двигались быстро и неплавно, почти дергано. Тарнум с замиранием сердца следил за происходившим. И клял себя за то, что побоялся танцевать вместе с остальными. Его уговаривали поучаствовать в своеобразном ритуале, даже Джелу снизошел до просьбы, обещая постоянно быть рядом на случай какой-нибудь оказии.
Но у Тарнума была отговорка: «Я не умею танцевать».
А сейчас он вспоминал дикие пляски своего народа перед костром, когда в вихре кружились и мужчины, и женщины. Они смеялись и пели, задыхались от быстрого ритма и не останавливались – все так похоже. Тарнум словно полностью погрузился в собственные воспоминания, и те ожили, приняв облик эльфийского народа.
И вино здесь было такое же потрясающее – утоляет жажду, горячит и пьянит. У Тарнума кипела кровь, ему трудно дышать от восторга и собственного желания, наплевав на обычай, сорваться в эту толпу и начать танцевать с ними. У него не было маски и специальных знаков, зеленой краской нанесенных на лицо. Зато было столько стремления и безумия, которое так и не покинуло его после обретения бессмертия. Оно ритмичными толчками просыпалось в нем, и неровное дыхание становилось еще тяжелее.
Плеск воды, нестройные голоса и бой барабанов.
Тарнум закрыл глаза.
Где-то в этой музыке танцевал Джелу, так и не упросивший Тарнума. Там была Киррь, Мелодиа и Ивор. Главные зануды Авли – хоть и обладающие некоторой вредностью – сейчас вели себя гораздо свободнее чем тот, кто родился варваром.
– Еще не поздно присоединиться, – сказали Тарнуму на ухо, и тот от неожиданности дернулся. И звучание танца, гремевшее в голове, немного стихло, оставшись на заднем фоне. Тарнум обернулся и увидел Джем, присевшую рядом с ним. Она мягко улыбнулась ему, но ее ласковая улыбка в почти кромешной темноте показалась оскалом.
– Никогда не поздно присоединиться к танцу, – повторила Джем и дотронулась кончиками пальцев лица Тарнума. Осторожно коснулась его щек, обвела мягко, точно нарисовала что-то, и протянула ему свою маску.
Тарнум, выдохнув пораженно, безропотно маску взял. Он залпом допил вино из своей фляги, отшвырнул пустую ёмкость в сторону и уверенно встал. Маска почти полностью закрывала обзор, но Тарнум шел на голоса. Песнь снова поглощала его, костры остались позади. Тарнум в абсолютной темноте шел вперед, подрагивая от нетерпения. Плеск воды становился все громче, гул нарастал, и, как безумное, стучало сердце.
Ног Тарнума коснулась вода.
Его затянуло в этот танец, Тарнума обступили со всех сторон, задавая ритм. В отдалении от жара костров было еще жарче, взбаламученная вода больше не охлаждала. И сознание накрывала лихордка, выцепляя последние разумные мысли из головы Тарнума.
Он, такой огромный и неповоротливый, среди толпы тонких и гибких эльфов танцевал. Наверное, все же он выделялся слишком сильно. Но его так легко пустили, открыв это таинство. Он чувствовал себя пленником своих воспоминаний о долгих ночах в степях, полных огня и плясок. Он не раз танцевал вместе со всеми, и иной раз в этом даже не было вины выпивки.
Только сейчас все было гораздо реальнее.
Страх нарушить ритм прошел, и опасение выглядеть лишним тоже постепенно исчезало. Тарнум отдавался музыке и чужим случайным прикосновениям.
Он не знал слов песни, да и пока этот язык казался ему незнакомым. Он находился в окружении этих слов и певучего произношения уже не один месяц. Мог говорить с горем пополам, лучше понимая собеседника, чем свои мысли. Но вряд ли он что-нибудь смог бы уловить сейчас. Слишком шумело в голове.
Танец становился все более загнанным, Тарнуму казалось, что он не успевает вслед за грохотом барабанов. Он чувствовал, как постепенно пригибается толпа. Она все ниже и ниже опускалась к воде, увлекая его за собой. Случайных прикосновений становилось все больше, они становились более уверенными.
Тарнум покорно целовал руки, гладившие его лицо. Он чувствовал, как ему жарко дышали в шею, гладили напряженную взмокшую спину. Толпа все еще пыталась двигаться, но ритм сбивался постепенно, хотя и бой барабанов не прекращался. Тарнум медленно подминал кого-то под себя. Кого-то крепкого и высокого. Сзади устроилась женщина – руки, обнимавшие Тарнума со спины, были тонкими и аккуратными. Мокрые волосы липли к лицу и шее, перекосилась маска, и Тарнум, наплевав на правила ритуала, снял ее.
Тонкий кусок пергамента плавал где-то над головой, но Тарнума это уже мало беспокоило. Он упоенно целовался с каким-то эльфом, они оба отфыркивались от воды. И женщина целовала его спину и плечи. Она быстро, и почти неощутимо царапнула его. Он чуть повернулся и запустил руку под стройную фигуру, ухватив эльфийку за пояс. Через пару мгновений она лежала между ними, и теперь безумные, долгие поцелуи еще и приобрели головокружительную беспорядочность.
Песнь сменилась стонами и вздохами. Множеством стонов и вздохов, громких и тихих. Стонал Тарнум, и эльф, с которым он обнимал женщину. И эльфийка дышала надрывными судорожными вздохами. Они все теснее жались друг к другу.
Мокрая одежда почти не поддавалась попыткам стянуть ее хотя бы до бедер. Однако с юбкой было меньше мороки – может, именно поэтому ни Тарнум, ни эльф не могли толком справиться со своей одеждой. Они гладили стройные бедра женщины, одновременно пытаясь раздеться и раздеть друг друга. Их ладони соприкасались постоянно.
Терпения оставалось все меньше и меньше.
Поверх живота Тарнума осторожным движением легла женская ладонь, потянула его штаны вниз. Тарнум свободно выдохнул, когда смог наконец-то прижаться членом к голой гладкой коже. Он терся о бедро эльфийки, шумно сопя ей на ухо, и запустил ладони в вырез ее платья. Рядом облегченно простонал эльф.
Эльфийка лежала лицом к Тарнуму. Ее было невозможно целовать, пока она стонала – протяжно и беспрерывно. Она лежала на боку, закинув ногу Тарнуму на бедро и вздрагивала от частых быстрых движений. Тарнум трахал ее почти остервенело и бездумно отвечал на жадные поцелуя эльфа, чувствуя его желание – о тарнумовы яйца и основание члена настойчиво терся чужой член. Сильные руки до синяков сжимали напряженные плечи.
Тарнум выскользнул из горячего лона и вжался губами в губы эльфа. Скользнул поцелуем ниже на подбородок. И переключился на эльфийку, которая была способна только держать приоткрытым рот. Она пыталась отвечать, но постоянно сбивалась с ритма, возила языком по Тарнумову подбородку и дрожала.
Они сменяли друг друга, двигаясь подолгу, либо короткими сериями в три-четыре толчка. Либо просто терлись друг о друга между бедер эльфийки. Женщина меж ними изгибалась от наслаждения и не сдерживала свой голос. Она ласкала в ладонях яйца Тарнума, обнимала его бедра и крепко стискивала его задницу в ладонях. Иногда Тарнум чувствовал, как поверх аккуратных ладоней ложились мужские руки, действовавшие гораздо смелее.
Тарнум вскоре перестал различать, кто касается его, с кем он делит поцелуй и кто так крепко держится за него, оставляя ссадины и царапины, покалывающие от прикосновения к воде. Держаться стало все сложнее – уступать эльфу хотелось все меньше и меньше. Тарнум заботился только своем удовольствии, которое требовало единовластно обладать разгоряченной женщиной рядом с ним, либо отыметь и эльфа, которого наверняка посещали схожие мысли.
Тарнум чувствовал скорую развязку. Он обнимал кого-то, целовал и стонал, ощущая ответные прикосновения в таком же хаосе. У него ныла искусанная шея и расцарапанная спина, болели яйца и хотелось уже побыстрее вылить семя в мягкую горячую плоть. Тарнум держался на последнем вздохе. Он не помнил, как нужно дышать, и только напирал слепо, утыкаясь каждый раз в чужой член.
С трудом удалось удержать рев, когда он наконец-то вогнал в эльфийку член по основание. Тарнум все двигался и двигался, выталкивая чужое семя. Оно стекало щекоткой вниз, пузырилось на основании, но от ощущений, опустошающих до безвольной слабости, оно не отвлекало. Тарнум чувствовал, как слабо под ним вздрагивает женщина, но остановиться не мог, вколачиваясь и выдаивая из себя последние капли спермы.
Резко стихла музыка.
Тарнум ошалело отстранился, улегшись на спину. Вода еле касалась его шеи, и первое, что почувствовал Тарнум, постепенно обретая реальность, – налипшие на лицо и плечи волосы. Рядом загнанно дышали, но теперь нельзя было точно сказать, кто это именно – Тарнум был в толпе. Его и тех двоих, с которыми он только что… продолжал танец, окружали другие эльфы. И их всех окружала тишина. Раздавались только одиночные затихающие стоны, чье-то бормотание и плеск воды. Различить в темноте что-то было очень сложно, но Тарнум видел, как из воды поднимались тени, копошились несколько секунд и выходили на берег. Вскоре рядом зашевелились.
Тарнум вздохнул и начал подниматься, пытаясь устоять на ногах со спущенными штанами. Он быстро натянул их обратно.
Его терзала догадка, что сейчас не стоило пытаться разглядеть своих партнеров. Поэтому Тарнум обошел их, направившись к берегу. И все же он не удержался, коротко обернувшись. Тарнум подумал, что ничего не сможет разглядеть – было очень темно. Костры погасли, подсвечивая в темноте только тлеющими угольками. И луна была скрыта облаками.
И Тарнум просто позволил своему любопытству на пару секунд взять над собой верх. Ведь он ничего не увидел бы. По идее.
Однако такую бледную кожу было сложно не разглядеть даже ночью. И намеки на рисунки на согнутой в колене левой ноге.
Тарнум вздохнул и сразу же отвернулся, спешно выходя из воды. Ему была неинтересна женщина, с которой он разделил столь безумный ритуал. Он крепко задумался о Джелу, который настойчиво пытался пригласить его в этот особый танец.
И, несмотря на неудачное завершение этих попыток, Джелу добился своего. Скорее всего. А чего еще можно добиваться, приглашая кого-то партнером в большую оргию?
Тарнум, придя к этому выводу, только вздохнул устало и решил до завтрашнего дня не пытать себя этим вопросом. До рассвета оставалась пара часов, и у него еще было немного времени, чтобы вздремнуть.
Тарнуму вполне оправданно казалось, что у него еще появится шанс разъяснить этот вопрос. Все же он собирался провести здесь не один год, что умаляло возможности Джелу уйти от ответа.
Да и Тарнум постарается всеми силами не допустить этого. Как крайне заинтересованное в ответе лицо.

@темы: слэш, от R до NC-17, джен, HoMM 3, фанфик