Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:06 

Живородящая. Глава 6.

Юрий-терминатор
call Juri if you need him to cum. (с)
Автор: kritik
Бета: Сар-Лита
Жанр: слэш, приключения, драма, чуть романтики и ангста
Пейринг: Файдаэн/Раилаг, Кха-Белех/Раилаг
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: все принадлежит Nival Interactive и Ubisoft.
Предупреждение: ООС, АУ, пост-кампания, вымышленный персонаж
От автора: прошу простить, принять, понять и отправить на ближайшую войну Искренне прошу прощения. Глава получилась меньше обычного. Смысла меньше обычного.)

Раилаг был уверен, ни ему, ни его ученику эта необходимость ехать куда-то не доставляла радости. Особенно, когда к первичным неудобствам (отсутствие палаток и шатров, простирающаяся на лиги вокруг степь, злобный дикий народец под боком и самый нежеланный собеседник) прибавились вторичные, в основном вызванные присутствием Мэлана. Мальчик пока что был неспособен к таким путешествиям без остановок, с минимумом удобств. Он вообще не был ни на что способен, что могло бы пригодиться ему. Только то, чему Раилаг успел его научить за несколько недель путешествий. Либо Файдаэн не предполагал, что Мэлан так рано мог огрести себе проблем, и был недальновидным родителем, либо было что-то еще, о чем светлый умалчивал. Например, откуда вообще Мэлан. Светлые эльфы физически не могут вынести Хаос или Тьму. Это все равно, что Раилагу начать практиковать Свет. Его тело не выдержало бы этой энергии. Оно пропитано темной материей, и даже простое лечение отражалось своеобразной «аллергией» и, возможно, отторжением.
Когда план передвижения пришлось срочно менять, чернокнижник, наконец, ощутил, насколько его ученик стал обузой, насколько он ограничивал своего учителя в действиях. Каким бы размазней эльф не стал из-за недавних отношений с Файдаэном, он все еще не забыл Шио. В воспоминаниях плавали всевозможные немагические способы узнавания какой-либо нужной информации. Если бы Мэлана не было поблизости, Раилаг не стал бы так долго медитировать над тесаком у лица беса.
Можно бы было, к примеру, срезать небольшой кусочек плоти у основания хвоста, и чернокнижник узнал бы гораздо больше. А «трофей» оставить себе – жаростойкий компонент в зельях часто пригождается. Но сослагательное наклонение – главный враг чернокнижника.
Его прошлое построено на «бы». За такую долгую жизнь он совершил невозможное количество ошибок, часть которых, к счастью, Раилаг не помнил.
Согласие принять Мэлана к себе в ученики – главная ошибка последних нескольких десятилетий. Почему Раилаг согласился? Возможно, высокий светловолосый эльф, который на время стал объектом мечтаний чернокнижника, послужил основным резоном. Мальчик тоже был очень старателен, все выполнял вовремя. Но его всему этому мог обучить кто-нибудь другой. Зачем Раилаг так поступил – неясно.
К сожалению, такие ошибки исправлять нельзя.
Поэтому только из-за своей вредности Раилаг поставил обоих в подобную ситуацию – спровоцировал орков. В этом была и доля вины беса, слишком рано пришедшего для исполнения приказа. На пару дней припозднился бы – и можно было бы не торопиться.
Предварительно Мэлан подвергся еще одной процедурной экзекуции. На этот раз его ноги обрабатывали каким-то настоем, распространяющим приторно-сладкий аромат. Но жглась мазь не хуже прежней. Кожа сильно воспалилась, когда засохшие повязки пришлось почти что отдирать от немного заживших мозолей. И это придавало и без того ярким ощущениям острастку. Мальчик снова от души вопил, когда эльф с чувством растирал лекарство по тонким ногам; слезились глаза, и почему-то Мэлан чувствовал себя уставшим. Раилаг видел это по покорности перед болью, по глубоким теням под глазами, по ссутуленной спине. Прошло чуть больше месяца, а эльфенок, кажется, начал сдаваться. Но ошибки исправлять нельзя. Можно снижать до минимума их последствия.
Раилаг не очень любил орков – они хорошо постарались перед тем, как уединиться в степях. Обособление полудемонов произошло после ряда восстаний, бунтов, набегов. Были замешаны люди, маги, демоны, в какой-то мере причастные к появлению озверевших созданий. Орки проявили элементы свободолюбия, и их согнали в степи. И больше всего памяти оставили люди: Отец-Небо, один из почитаемых божеств язычников-полудемонов, очень напоминал Силата. Вера полудемонов родилась из отчаяния и надежды, взращиваемая изгнанием в шахты и презрением людей.
Орки ненавидели магию. Они не переносили все ее проявления и пресекали на корню любые возможности магического потомства – демоны тоже внесли в жизнь орков определенные черты. Шаманы, не обладавшие достаточными силами, «выкорчевывали» способности у любого детеныша племени, у которого хоть немного покажутся. Магию учились чувствовать, определять и блокировать. Орки могли получить физические и моральные преимущества, компенсировав их чужими магическими способностями. Эта была тонкая система боевого жульничества, когда больше всего проигрывали маги или некроманты, армия, стратегии которых были по большей части построены на магии.
Орки наверняка уже почувствовали, что в пределах степей затесался маг. Раилага нельзя было не почувствовать, его огромной силы, имевшей основание у истоков Хаоса. Эльф был сильным магом, способным контролировать всю свою мощь. Таких магов орки ненавидели особенно – они ненавидели все, что как-то могло исказить природу, считай, их дом. А истинная суть Хаоса – переворачивать смысл вещей с ног на голову. Вызывать буран в теплую весеннюю погоду и смывать глубокие сугробы безостановочным ливнем, пробуждать веками спящие вулканы и солнцем истаивать многолетние ледники. Орки чуяли чернокнижника, и уже готовились к погоне, ожидая любое колебание магии, чтобы сорваться в охоту. Орки ненавидели чернокнижников, и ненависть была основой их культа.
Солнце только-только вставало из-за горизонта, когда Мэлан, попеременно выслушивая упреки Раилага относительно кривости рук мальчика и получая за это, вырисовывал круг портала. Чернокнижник все стирал, заставляя повторять узор заново, в быстром темпе, и сам незаметно пририсовывал особо сложные символы, которые бы у Мэлана точно не вышли. Раилаг опасливо косился на рассвет – в юртах погасли последние костры и скоро начнется дележка остатков мяса с вечернего пира. Поэтому, когда чернокнижник отстранял малолетнего эльфа, доделывая половину круга сам, то рисковал он только знаниями и умениями Мэлана в тот момент.
Упирался и кричал бес, слал проклятия и порывался открыть Врата. Маленькая адская тварь вырывалась, как могла, поэтому вмиг осталась без хвоста, когда доведенный до белого каления Раилаг рубанул по извивающемуся хвосту с неудержимой яростью. Тварь заверещала, а хвост безжизненно повис плетью. Из обрубленного конца тонкой струйкой вытекала черная, пахучая жидкость.
Чернокнижник, закрепив на красной шее туго свернутое письмо, усадил беса в центр круга, и тварь исчезла во вспышке. Где-то вдали послышался протяжный вой рога.
А на Файдаэна, только что вернувшегося с дозора и мирно засыпавшего в своей палатке, откуда-то сверху приземлилось нечто верещащее, кусающееся, брыкающееся и орущее «Мясо! Мясо!».

***
Если бы это были лошади, а не ящеры, то их бы нагнали уже на первом часу погони. Орки ревущей толпой неслись следом за двумя магами. Устрашающе гремели цепи, капканы, и Мэлан, судорожно вжавшись в мощную шею ящера, боялся открыть глаза. Ноги адски болели, казалось, что сознание сейчас его покинет, оставив тело наедине с противным чернокнижником и оравой кровожадных орков. Было дико страшно и больно, и до этого чудившийся жуткой махиной ящер теперь являлся его спасением. Эльф немного дрожащей рукой гладил шершавую кожу и трясся в ритм двигающимся лапам. Пусть потом Раилаг насмехается над своим учеником, обзывает трусом, издевается над ним. Делает, что угодно, только бы они выжили.
Мэлан боялся, что ноги его не выдержат, и он свалится без сил и сознания из седла прямо во время погони. Мазь, которою Раилаг отдал эльфу, заживляла кожу очень быстро, а та снова раздиралась от трения; и было страшно представить, как они будут потом отдирать штаны от этого месива, когда они будут это делать – степь казалась бесконечной, словно на ней заканчивался мир и начиналась новая вселенная. Они мчались со невероятно быстро, Мэлан не мог представить, кто еще кроме драконов и ящеров способен был так нестись.
Перед уставшими, немного мутными глазами внезапно возник лес, огромный, темный и будто пустой. Солнце уже медленно катилось к западу, воинственные кличи стихли, а жажда крови все сильнее нарастала и давила на сознание не хуже, чем усталость и тупая, распухающая боль в ногах.
- Не спать! – вдруг крикнул знакомый голос, и Мэлан медленно поднял голову, вглядываясь в лицо учителя. Оно было серовато-белым, будто чернокнижник полностью обессилел физически, морально и магически. Так выглядел Файдаэн, когда вторую неделю продолжал поддерживать иллюзию, скрывавшую полную разруху в замке Тирэль. Раилаг хватался белыми пальцами за шею животного, от усталости высунувшего язык из продолговатой страшной пасти. Чернокнижник что-то бормотал, сжимал зубы, скалясь, и с ненавистью смотрел на жуткий лес, окутанный густым белесым туманом.
Лес был все ближе и ближе, а голова Раилага начала склоняться бессильно к шее, за спиной затрубили в рог, и первая стрела пронеслась совсем рядом. Чем ближе оказывался лес, тем больше это сил придавало преследователям. Они были меньше чем в ста метрах от магов, поэтому полетели копья, стрелы. Заостренные наконечники блестели совсем рядом, а Раилаг постепенно сползал с седла. И прежде чем они смогли оказаться в лесу, резко обдавшим холодом и сыростью, в бедро чернокнижника вонзилась толстое древко.
И погоня резко прекратилась.
Раилаг свисал с седла без сознания, с простреленным бедром. И Мэлан внезапно понял, что сам остался в полном здравии только благодаря тому, что Раилаг отдавал свои силы ящерам и мальчишке, которому было гораздо хуже в тот момент. Чернокнижник еле дышал, а его внешний вид полностью соответствовал здешней атмосфере – будто в склеп попал. Деревья мертвые, и ветви торчали как кости и пики, уродливо и жутко. Свет из-за тумана совсем не проникал, и земля под ногами была сухой, покрытой мхом и плесенью. Мэлану казалось, что сейчас между изогнутых силуэтов деревьев проскользнут бесплотные духи или проползут зловонные зомби.
А Раилаг был без сознания, и ящеры задыхались от недавнего марафона.
Шептались замогильным, свистящим голосом деревья, туман застилал землю. Внезапно Мэлан ощутил, насколько сильно у него болят ноги. Он не имел представления о том, как он слезет с седла, как сможет ходить ближайшие пару недель. Эльф не знал того, куда им сейчас идти. Главный сопровождающий был в отключке. Зато их смело вели куда-то вперед ящеры. Они словно очнулись от транса и медленно побрели вглубь леса, передвигаясь осторожно. Возможно, боялись растревожить наездников, умные твари были. Возможно, сами не могли идти быстрее, поскольку они странно пригибались чуть ниже обычного и дышали загнанно, не убирая острого языка в пасть.
От сырости и густого тлена в воздухе быстро закружилась голова. Мэлан старательно держал глаза открытыми, все пытаясь разобрать и запомнить, куда их несут покорные ящеры. Они шли почти напролом, обходя лишь деревья. Под огромными лапами что-то хрустело, вдали скрежетали чьи-то кости, кто-то выл. В пустом безжизненном лесу Мэлан мог слышать чьи-то шаги и тихие вскрики, как будто вокруг говорило мертвое прошлое. Оно звучало все сильнее, и Мэлану было страшно открывать глаза, чтобы не увидеть следы от полуразложившихся ног или костей. Этот лес был словно некромант – не мертвый, но и не живой. В его крови жизни уже нет давно, но можно сделать вид, что грудная клетка еще поднимается и опускается в такт дыханию.
Когда в голове у Мэлана прояснилось, они все еще шли. Вместо холодной и твердой земли вокруг расстилались глубокие топи, разбавлявшие густой туман адским зловонием. Ящеры спокойно перемещались по кочкам и узким тропам, будто пробираться через глухие леса, сквозь болота – дело привычное. А еще в сознании был Раилаг.
Он хмуро рассматривал какую-то карту и на тихое шевеление не обратил и капли внимания. Торчавшая из бедра стрела куда-то делась, а на ее месте зияла рана с засохшей по краям кровью. Эльфа покачивало из стороны в сторону, он иногда хватался за голову, сминая пергамент в ладони; и в общем выглядел отвратительно.
Не было видно, день сейчас или ночь – мутноватый зеленый отблеск болотных испарений слабо сиял в туманном воздухе. От этого мгла казалась еще более непроницаемой. Наверное, только острое зрение помогало юному эльфу ясно видеть учителя, спокойно занимавшегося рассматриванием карты. И его совершенно не беспокоило, что в любой момент на них могли напасть зомби? Хотя больше Мэлану было странно, почему на них до сих пор никто не напал? Не стоило даже сомневаться, кто обитает в этом лесу.
Эта удушающая, тоскливая атмосфера, мертвая растительность и ни намека на живых существ, кроме двух эльфов и пары ящеров.
- Прекрати постоянно оглядываться. Нас никто не съест, - раздраженно отчеканил Раилаг, отрываясь от рассматривания карты и убирая измятый клочок пергамента в сумку. – Мы в лесу уже несколько часов, и еще живы.
Такой вялый энтузиазм нисколько не радовал. Раилаг либо сам не верил в свои слова, либо это преодоление недельного пути за половину суток повлияло на чернокнижника слишком сильно. Мэлан не обращал на это внимания, но сейчас он отчетливо осознавал, что помощь в первую очередь требовалась Раилагу. Полностью истощившему и вымотавшему себя.
- А долго мы еще будем ехать? – тихо спросил Мэлан, не смея поднять глаз. Постепенно приходил стыд.
- Меньше часа, надеюсь, - Раилаг пожал плечами и громко зевнул. – Очень надеюсь, поскольку эта стерва любит травить гостей ожиданием.
- А вы о ком?
- О леди Орнелле, ученице некроманта.
Мэлан почувствовал, как волосы встали дыбом волосы на затылке.
- Некроманта?
- А ты думал, мы по святым землям едем? – усмехнулся чернокнижник и тут же схватился за голову, болезненно поморщившись. – Это владения немертвого.
- Нет, но к некроманту… Зачем мы вообще едем к нему? – Мэлан поежился. Холодные руки сильно хотелось согреть пламенем Призыва, а еще сильнее хотелось обратно к отряду, где была теплая еда и большие костры по вечерам.
- Это уже не твоего ума дела.
- Не моего, - покорно согласился юный эльф и отвернулся, рассматривая кривые ветки деревьев.
Раилаг хмыкнул, глядя на рыжую макушку.
- Это ты вроде как обиделся, да?
- Нет, - Мэлан украдкой глянул на чернокнижника. – Просто… просто я не понимаю, зачем я здесь. Я ничего толком не могу сделать. Не знаю наших целей. Могу только исполнить легенькое заклинание. И ботинки вам начистить.
- Ты прекрасно умеешь сносить мое отвратительное настроение. Другого пока не нужно, - Раилаг внезапно ласково сказал это и отвел взгляд.
Настроение наставника юный эльф чувствовать и переживать умел. Сейчас Раилаг настойчиво дал понять, что все беседы завершены. И Мэлан не смел возражать.
Хотелось есть и спать, а разговоры отнимали последние крохи сил. Мэлан подавил зевок и уставился вниз.
Шея ящера казалась мягкой, теплой и очень притягательной. Можно было наклониться и, закрыв глаза, прижаться, вслушиваясь в медленные, тяжелые шаги, плавные рывки вперед. Ящеры дышали размеренно и сипло из-за узды. Они были умными, эти твари. Покорно внимали каждому слову, приказу, не гнали, ощущая упадническое настроение всадников. Такому созданию можно было доверить жизнь и спокойно уснуть.
Когда из глубины нескончаемого тумана и леса навстречу двум путникам выехала женщина на груде костей, имевшей очертания лошади, Мэлан уже крепко спал. Он с блаженным выражением лица прижимался к мощной шее во сне и жуткой костлявой громадины не видел. Не задохнулся от всепоглощающей ненависти женщины и отвратительной ауры умирающего тела и неумирающей души.
Женщина была невысокого роста, но из-за неудобных, тяжелых лат хрупкая фигура казалась шире и выше. Темные волосы были неаккуратно острижены до плеч и зачесаны назад. Несколько прядей падали на белое лицо, выражающее вечную скуку; и невольно это видение на скрипучих костях ассоциировалось с призраком прошлого, бесцветным, безэмоциональным и бесчувственным. Словно он еще был, легко топтал эту землю, условно дышал и условно считал это время своим. Казалось, что женщина эта, если коснется эльфа, пройдет почти прозрачной рукой сквозь теплую плоть. Бескровные губы на миг сжались в узкую полосу, выражая все недовольство, что сейчас ощущалось даже в плотном, затхлом воздухе.
Раилаг с легкой неприязнью смотрел на тень человека, лет двадцать назад блиставшего в свете своей соблазнительной молодости. Орнелла была потрясающей женщиной, привлекавшей жизнью в глазах, устремлениями, отвагой и восхитительной улыбкой, которая покорила не одно солдатское и аристократическое сердце. Что заставляет людей обрывать свою жизнь? Что сподвигло Орнеллу кардинально изменить свою жизнь самым бескомпромиссным способом, который, так или иначе, ждет все живое в мире Асхи?
- Ты слишком долго собиралась, - холодным тоном произнес Раилаг. – Сколько кругов мы успели навернуть вокруг вашей резиденции?
Орнелла подвела «коня» ближе к ящерам. На пустом, почти мертвом лице рваной полосой скользнула усмешка.
- Четыре. Четыре полных круга. Завершили почти пятый.
- Стерва, кто ж тебе не дает?.. – проворчал Раилаг. Он одной рукой придерживал поводья ученика, следя одновременно, чтобы тот не свалился на землю. Орнелла смотрела на это безразлично и скучающе.
- Ясно кто, - сказала леди и поехала туда, откуда и появилась. – Само провидение мучит меня в этом убогом месте уже пару десятков лет.
- Мало, - решительно заявил чернокнижник. – Джованни с полвека горбатился, чтобы начать пробиваться с низших ступеней, а ты едва отучилась от еды и питья.
Орнелла уничтожающе посмотрела на эльфа и раздраженно поморщилась, словно над ухом у нее жужжала маленькая противная муха.
- А ты будто специалист.
- А ты будто – да, - фыркнул эльф, однако он безропотно следовал за Орнеллой – единственным созданием, которое могло провести их к замку некроманта и вообще вывести обратно из леса. Магически созданный туман охотно впускал в себя путешественников, случайно забредших и гостей, но выпускать без определенного воздействия не мог.
Внезапно ящер Раилага лбом наткнулся на угол высокой каменной ограды, почти невидной в тумане. Тварь зло зарычала, обходя препятствие и выводя эльфа на огромную площадь перед громоздкими воротами.
- Наверное, в следующий раз, когда я приеду, верхушки стены будут торчать из леса… - задумчиво сообщил Раилаг, оценив габариты постройки. Метровая охранная ограда спустя десятки лет в высоту вознеслась достаточно высоко, чтобы скрывать как минимум треть замка от глаз.
- Если ты его живым привезешь, - Орнелла досадно скривилась.
- Я еще не говорил, зачем приехал.
- Каждый раз, когда ты приезжаешь, ты в итоге увозишь его с собой и возвращаешь еле живым. То светлые, то гномы. Последний раз, насколько я помню, это была инквизиция.
Раилаг возвел глаза к небу. Тогда его действительно подставили, дезинформировали, и эльф вполне закономерно вместе с Джованни угодил в лапы организаторов ловушки – инквизиции, сконцентрировавшей все свое внимание на отвратительном некроманте. За две недели «умеренного», как называли сами люди, плена, Раилаг успел наораться на всю бессмертную жизнь вперед, лишиться всех ногтей и чуть не остался без острых ушей. Он томился вместе с оголодавшим вампиром, которому пускали кровь, в одной темнице под гнетом удушающей атмосферы боли и отчаяния. Джованни еще с год ходил с прожженной святой водой глоткой, слышал отголоски молитв, не настолько сильных, чтобы уничтожить некроманта его уровня, но жгущих медленно, постепенно въедающихся в сознание. Раилаг лечился долго, старательно плутая между землями и оттягивая время, чтобы по возвращению в Шио он своим внешним видом не вызвал претензий у Кха-Белеха: ожоги, порезы, клеймо на всю ладонь, выдранные ногти и обезображенное лицо. Кости эльф восстанавливал отдельно под грозным контролем Джованни, выражавшимся тогда языком жестов. Вампир восстановился достаточно быстро – пара вкусных, сочных людей на обед, и некромант уже постепенно приходил в себя – кроме горла, естественно. Возились в основном с чернокнижником, на любое лечение реагировавшим либо жутким отторжением магии, либо непроизвольным ответным заклятием. Они вдвоем передразнивали друг друга, как могли: Раилаг картинно хрипел, а Джованни косолапил и хромал. Пока не выздоровели, естественно. Орнелла, жившая в одиночестве полгода в связи с отъездом Джованни и дальнейшим пленом чернокнижника и некроманта, шипела на эльфа рассерженной кошкой, поэтому периодически норовила задеть искалеченные конечности посильней, оставляла зеркальные поверхности повсюду, давая Раилагу лишний раз полюбоваться на свое лицо.
А ведь прошло уже четыре года. Воистину злопамятная стерва.
На шатких мостках у неглубокого оврага, сплошь утыканного кольями и неподвижными изваяниями скелетов, тумана вовсе не было. Дорога была ясно видна, как и истлевшая стража, стоявшая здесь, наверное, только ради какой-то извращенной красоты. В этот лес даже бесы не сунулись бы по доброй воле. А пара неуклюжих, медлительных зомби ничего толком сделать не могли, если бы была какая-то угроза. Только зареветь да махнуть ржавым тесаком.
Возможно, отвратительный запах гниющих привратников потревожил спокойный сон Мэлана. Он зашевелился, завозился, ослабляя некрепкую хватку на шее ящера, и тут же затих, только ладонь Раилага легла на рыжую макушку, погружая эльфенка в искусственный сон.
Мэлан не увидел, как их приехала встречать человеческая женщина на костлявой, жуткой лошади. Он не видел замка некроманта и погостов, кишащих живыми мертвецами. Эльф пропустил то, как его с ящера снимали холодные сильные руки; он только простонал от боли в ногах, но глаз так и не открыл. Во снах ему казались запахи трав и тепло мягкой постели, он слышал тихие голоса сквозь дрему, граничившую с реальным миром, и не спешил разрушать ее явью. Разбудят, если понадобится.


***
«Дорогой мой и прекрасный Файдаэн!
Сюрприз!
Я знаю, что ты будешь очень рад получить утреннюю корреспонденцию именно от меня. Я прибегнул к услугам одной адской твари и твоего сына, чтобы послание с комфортом долетело именно на тебя.
Мэлан сейчас крайне неумело рисует круг портала. Как он вообще научился из лука стрелять? Это какой-то ужас. Нам орки и так уже дышат в шею, ожидая, что мы вот-вот что-нибудь да наколдуем, а он телится и все тянет кого-то за хвост.
Тварь, что, скорее всего, свалится тебе на голову, полностью в вашем распоряжении. Но знай, что бесы – шумные, непоседливые, кровожадные отродья. Он попытается тебе что-нибудь откусить. Можешь взамен что-нибудь ему оторвать – он поймет, в чем была его ошибка. Есть ему не давайте, даже если будет скулить, что он голоден. Бесы способны месяцами держаться без еды, питаясь одной магией. Он и так, как мне кажется, зажрется в нашем сборище от обилия святош, магов и друидов. Желательно выколоть или закрыть скотине глаза, чтобы не позвал подмогу.
Самые плохие новости – за нами началась охота. Я и не сомневался, что нашим преследователем окажется Грок, личный скороход Кха-Белеха. Он способен всю сушу обойти за какие-то несколько месяцев, телепорт открывает на огромные расстояния, а сам демон полон дурищи и магии. Лучше ему в руки не попадаться, ибо он сметет половину наших войск без проблем, прежде чем его удастся утихомирить. Лучше с ним вообще не встречаться, так как у Грока особый пунктик относительно меня.
Сейчас войска надо двигать быстро. Изматывайте силы войска на путь, чтобы не тратить потом жизни на сражения. Они нам еще пригодятся.
Годрика уговори как-нибудь сам. Я с этим чистоплюем и поборником чести разговаривать не могу. Но вам придется увеличить скорость передвижения.
Однако через степи не идите. Теперь нам дорога туда заказана – орки магов не допустят, особенно нашу дорогую Изабель. Она там не буянит? Святош не пускайте туда ни в коем случае, никого из людей. Если опять начнутся какие-то странности, эти горе-праведники все только испортят.
Насчет пути – вынеси на собрании сегодня предложение о пересечении реки. Дальнейший путь будет пролегать по обратной стороне гор, через море. Рядом с границей владений некромантов. Иного пути нет, с такой армией и таким грузом.
Насчет армии – будьте добры хоть немного собрать мне личных войск! Считаю это крайне свинским, Файдаэн! Почему даже магов предупредили о предстоящем? Почему Зехир, отстаивая свою точку зрения, может угрожать толпами джиннов, а я – каким-то малолетним эльфом, не способным странствовать без того, чтобы не стереть задницу в кровь?!
Зехиру, кстати, в мое отсутствие, пока он работает над камнем, выпивку вообще не давать, ясно? Этот проныра наверняка решит, что с ним ничего не случится, но магам доверять нельзя, особенно таким безбашенным и влюбчивым.
И как ты сам поживаешь? Я уже соскучился по вашим большим и теплым рукам, сударь эльф, и в честь этого торжественно клянусь закончить свои дела поскорее. Сына твоего постараюсь привезти целым и невредимым, со всеми конечностями. Поэтому жду большую награду.
Скучающий и полностью ваш,
Раилаг».
Файдаэн свернул пергамент и покачал головой. На носу и левой руке эльфа красовались укусы от острых зубов беса, на плече зрел синяк в форме копыта, и голова от недосыпа гудела, как стая диких пчел. Утренняя корреспонденция прошла на ура. А ведь Раилаг отсутствовал всего вторые сутки.

@темы: HoMM 5, Кха-Белех, Раилаг (Аграил), Файдаэн, от G до PG-13, слэш, фанфик

Комментарии
2012-04-28 в 18:28 

Сар-Лита
Если в споре с девушкой ты вооружен лишь логикой, фактами и здравым смыслом — у тебя нет шансов.
... зато некроманты получились восхитительные и просто великолепные *__* уже говорила, но нет сил не отметить еще раз:)

2012-05-06 в 19:31 

~lasto4k@
Не лечу шизофрению
Очень-очень понравилось, спасибо. Как-же всё-таки Файдаэну повезло с Раилагом. :gigi:

2012-06-25 в 16:59 

M@lkav!an
Топографический кретинизм по мере возрастания - Зараки Кенпачи -> Ророноа Зоро -> Рёга Хибики.
я уже и забыла подробности предыдущих глав:gigi: щас буду 5ую тоже перечитывать))

2012-06-25 в 17:49 

Юрий-терминатор
call Juri if you need him to cum. (с)
Сар-Лита, благодарствую) Сама их весьма обожаю, люблю и лелею)
~lasto4k@, не за что) вам спасибо за отзыв) Мое личное имхо - ВСЕМ повезло с Раилагом)
M@lkav!an, не только вы, стыдно признаться. :facepalm:

   

Asha uses all

главная